Больдог (boldogg) wrote,
Больдог
boldogg

Category:

Отрывок из книги недавно умершего поэта

Прочитал тут в ленте отрывки из книги недавно умершего поэта. Интеллигент, диссидент, эмигрант насколько я понял, и всё такое.
Кстати, неплохо пишет, интересно.
Но один фрагмент меня как-то очень сильно и неприятно зацепил:


"В этой клинике была ещё одна история. Когда я там лежал, туда перевели двух железнодорожных проституток. Главврач рассказал мне, что у обеих была сильно запущенная гонорея, и нужно было их не меньше месяца продержать в стационаре. Но милиция охраны не дала, упирая на то, что венклиника учреждение само по себе режимное, должны сами обеспечить охрану.
- Сбегут, - говорил главврач, - точно сбегут. Они сразу бы сбежали, да не знают, как выйти на трассу или к железной дороге. В тайге боятся заплутать. Да чёрт бы с ними. Как бы чего не украли.

Одна из девушек была настоящая красавица. Вторая просто сопровождала её. Проститутки, особенно на железной дороге, всегда работают на пару. Их поместили в изоляторе. И они из-за решётки постоянно демонстрировали нам свои прелести за курево, продукты, особенно чай, потому что они, конечно, чифирили, и просто так: людям приятно, а что стоит? Мужикам нравилось, а бабы, конечно, материли их последними словами. В общем, все веселились. Только подходить к изолятору было нельзя. Там поставили санитарку, злую, как овчарка.

Выдалось несколько тёплых дней. Таких, то есть, тёплых, что можно было загорать. В Карелии это редкость. Все, кто в силах был, вылезли во двор. Загорали, конечно, в исподнем, купальников не было ни у кого. После непродолжительного нытья, главврач выпустил загорать и девок из изолятора.
Та, что была красива, прошлась по двору, как королева - мужики все даже притихли, и никто не нашёлся отмочить какую-нибудь жеребятину. Натуральная Мерлин Монро. На маленьких, изящных, будто у Золушки, ступнях было выколото, как положено: "Они устали". А выше, на ногах и животе, такие были надписи, что я, вы уж снизойдите к старческим предрассудкам, привести здесь не могу. И она сразу стала присматриваться ко мне. Она, судя по разговору, вовсе не была ни глупа, ни и зла. Но, не смотря на возраст, а ей было девятнадцать, её жизненный опыт с моим был несоизмерим. Да и не на много я был старше её.

Я лежал на траве и глядел в блеклое северное небо, а эта искусительница вдруг подошла и села передо мной на корточки, как девочка-подросток. У меня дыхание остановилось - так это было красиво.
- Слышь, браток, Мишкой тебя ругают, верно? Хочу с тобой потолковать. Ты, гляжу, не фраер, на человека похож. Вот, понимаешь, попали мы с подругой. Плывём, и берегов не видать. Была там богатая кража, так я тебе не стану горбатого лепить, маленько получилось - с грабежом. Ну, перестарались мы, мужика этого, кажись, покалечили, он упирался. Теперь меньше червонца и не проси, не дадут. Но есть один шанс. Так я не за капусту, не за натуру, я ж тебя вижу, какой ты душевный. Если Бог на небе есть, Он тебе за это настоящую бабу пошлёт, не такую, как я. Помоги.
Смотрел я на неё и всё думал, много ли я таких красивых видел в кино? Не много. А десять лет зоны? Очень много.
- Да ты толком говори, - сказал я.
- Два вопроса. Я спросила - ты ответил. Никто не слышал.

Я немного помолчал и, вздохнув, сказал: "Давай". Она тоже молчала, ожидая чего-то. Наконец, послышался звук проходящего вдали поезда.
- О! Первое. Это "Арктика"?
- Нет, - сказал я. - Это ветка Беломорск - Лоухи.
- Добро. Второй вопрос. Если рвануть туда через сопки напрямки, на пути посёлка не будет?
- Если точно прямо идти, ничего не попадётся, - сказал я. - Только влево не забирайте, там леспромхоз. Прямо - выйдете к полотну.
- Спасибо. Сведёт ещё раз жизнь, я в долгу не остануся.

Той же ночью они вынули из пазов старую решётку в изоляторе, вылезли, открыли дверь в административный корпус, забрали все свои документы, кое-что из барахла, принадлежавшего персоналу и сбежали. Позднее я узнал, что человек, которого они покалечили, умер, не приходя в сознание в Беломорской Райбольнице. Его слишком долго били мельхиоровым подстаканником по голове.
Но я был бы лицемером, если б сейчас раскаялся в том поступке. Нет, я не раскаиваюсь. Почему? Этого я не знаю. И, признаюсь, мне даже нравится думать о том, как они бежали в ночной, живой, родной, вольной тайге. Бежали к поезду, к свободе."


Нет, я всё понимаю. Живая-родная, поезд-свобода. Но всё-таки как-то оно гадко вышло, нет? Как вы думаете?

(И ещё ощущается тут эдакий хорошо знакомый привкус отношения к государству как к жуткому и всегда злонамеренному монстру - отношения, которое меня всегда раздражало преизрядно. Хоть прямо об этом и не сказано, но чувствуется по-моему явственно. Или мне кажется?)
Tags: Власть, Книги, Оппозиция
Subscribe

  • Выборы

    Выборы же у нас скоро. Надо бы обозначить позицию. На выборы я пойду, голосовать буду за Единую Россию и того, кто там от неё будет, формально или…

  • Рост цен на продукты

    По-моему многим моим собеседникам могло показаться, что я не замечаю каких-то перемен к худшему. (Мне вот часто кажется, что многие перемен к лучшему…

  • Было или не было

    По следам преступления в Казани многие пишут: "А вот раньше такого не было". Часто пишут не просто про раньше, а именно и конкретно про советское…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 90 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Выборы

    Выборы же у нас скоро. Надо бы обозначить позицию. На выборы я пойду, голосовать буду за Единую Россию и того, кто там от неё будет, формально или…

  • Рост цен на продукты

    По-моему многим моим собеседникам могло показаться, что я не замечаю каких-то перемен к худшему. (Мне вот часто кажется, что многие перемен к лучшему…

  • Было или не было

    По следам преступления в Казани многие пишут: "А вот раньше такого не было". Часто пишут не просто про раньше, а именно и конкретно про советское…