Больдог (boldogg) wrote,
Больдог
boldogg

Categories:

Свободная Зона. Отчёт. Часть вторая.

Теперь не столько про персонажа, сколько про игру вообще.

С самого начала у меня вызывала некоторые опасения идея втолкнуть события четырёх лет - и каких лет! - в полтора дня.
Времени на какую-то рефлексию, осознание происходящего,реакцию на него будет явно недоставать - думал я.

В общем, так и вышло. На самой игре начальник полиции был сразу погребён валом дел как цунами и, в общем, так с ними толком и не разгрёбся.
Он успевал может около половины важных дел, причём с очень заметной частью оных страшно халтурил. Его просто завалило, он едва успевал сделать какое-то одно, как наваливалось ещё два. События неслись совершеннейшей лавиной.
Не успевал общаться с информаторами. Вообще не запустил линию с Мушетт Терье - и ведь даже не столько забыл. сколько именно не успел.
Практически не действовал по своей инициативе, почти всё реактивно. Не успевал проверять поступающие доносы. Не успевал ловить агитаторов.


Хоть как-то спасало только то, что полиция заехала вся - и вся оказалась крайне толковой, офигенной и дельной, каждый человек.
Тор! С самого начала игры на карпа свалился Руссильон с его чашей и крестом. Если бы не Жан - просто не знаю, как бы Карп с этим разгребался. Кстати, я так толком и не знаю, как шло и чем закончилось то расследование. Откуда взялась чаша в борделе? Нашли ли вора?
Да и Эсперансу Жан отловил. А Этьен даже толком не успел его спросить где и как.
Анатоль и Кристиан, которые и лечили, и ходили в конвои, и метались по городу приводя то одного, то другого и охраняли тюрьму (ну, тут, конечно, как - не только охраняли, как выяснилось:) )
Тристан! Жёсткий, резкий, верный - именно ему Карп был готов поручить дела наиболее опасные.
Секретарь! Секретарь это было просто чудо. Одной рукой она пишет запрос, другой оформляет экспертизу, третьей... что, третьей руки у homo sapiens не предусмотрено? Ну, не знаю. У Колетт, такое впечатление, что и пятая была. И ни одной она ни о ком не думала - всеми работала! Потрясающая, просто потрясающая!

Доносы. Я не раз слышал, что на тот или другой донос полиция не отреагировала. Увы, это правда:( И мне очень жаль - каждую такую ниточку можно было в игровую линию растянуть.
Но доносы же шли просто валом.
На первый мы среагировали. На второй тоже. Третий пришёл, когда второй толком не разобрали. Четвёртый, пятый.... двенадцатый. В итоге Карп, получая очередной донос уже только тоскливо мычал, едва пробегал его глазами и кидал в папку. А что, думаю, оно даже вполне реалистично.

Ещё листовки. Очень трогательна была жена Руссильона - она с искренним возмущением протягивала Карпу коммунистическую листовку и со своим немецким акцентом говорила: "Фот! Я обнаружила это прямо на площати! Какой ушас! Разберитесь!"
Этьен едва находил в себе силы хоть на лице изобразить, что ужас и что надо разобраться - у него этими листовками уже можно было весь участок оклеить. Он даже понимал, кто их распространяет - но их же было поди тронь!

Да, вот тут отдельный момент насчёт завода. Это было очень, очень хорошо продумано. Обычно на играл в производство играть трудно и скучно. А тут рабочие завода были в самом деле нужны, тут их специальность обеспечивала им даже определённую (немалую) степень безнаказанности.
Хорошо, можно взять Моро. Можно взять Эсперансу. Можно и самого Буавена упаковать. Улики - не проблема - в их виновности Этьен не сомневался, а в таких случаях за уликами у него дело сроду не стояло.
Но работать-то тогда на заводе кто будет?? Мины кто будет поставлять? Ведь если завод встанет - никто не будет разбираться, почему местные власти его работу обеспечить не могут.
Бесило это Карпа невероятно. Очень хороший момент был, очень натуральный какой-то.
И то же с госпиталем. Когда Карп понял, что в городе эпидемии, что он может заболеть и сам (и ведь заболел, не уберёгся), то его отношение к врачам... ну, оно окрасилось в более пёстрые тона, так скажем.

Вообще система с необходимостью завода и госпиталя была отлично придумана и сбалансирована - снимаю шляпу перед мастерами.

Кстати, госпиталь. Вот именно с ним был связан единственный на игре момент, который мировоззрение Карпа несколько встряхнул.

Этьен был ранен отчаявшимся журналистом во время депортации евреев и угодил в госпиталь.
И уже лёжа раненым думал в полубреду: "Там остался кто-нибудь, кто лечить-то умеет?"
Остался. По иронии судьбы проскользнувшая между пальцев еврейка (Изабелль Боннэ, персонаж Наги) - которая уже шла со смены и всё равно подорвалась лечить раненого полицейского. И вылечила.

И вот тут должен сказать - так круто меня на играх ещё ни разу не лечили. Я не вспомню и не перечислю всех манипуляций, которые производились с раненым - но было очень, очень убедительно. Промывали, кололи, шили входное отверстие, шили выходное, бинтовали, кровь переливали, снова бинтовали - всё это чуть не в реалтаймовом режиме - во всяком случае целая бригада медиков (минимум двое, а кажется и больше) провозилась с раненым минут сорок. Думаю, реальную операцию можно было сделать за это время. Меня очень впечатлило. Очень.
И вот когда Этьен лежал и его шили он как-то (будем считать, что в полубреду) очень отчётливо осознал - что вот правильно это, что медики ни на какой стороне. Что так здорово, что он для них сейчас просто пациент, что их не интересует кто он и за кого - а медики были таковы, что было полное ощущение, что нет, не интересует.
Оно вроде и ничего нового, ничего оригинального - но для персонажа - а через него, в общем-то, и для игрока частично это внезапно стало очень глубоким и очень личным переживанием.

Времени не хватало страшно. Полиция по сути дела была почти полностью лишена инициативы - мы не успевали ловить, расследовать, делать какие-то провокации, облавы. Мы едва успевали принять какие-то совершенно срочные и неотложные меры (Листовки! Драгоценности Руссильона! Завод! Донос! Приказ номер десять! Нужно надавить на всех евреев, которые не встали на учёт ами. Приказ номер одиннадцать! Нужно прогнать через полицию всех подозрительных - провести экспертизу. Бежала Эсперанса!! Кто её выпустил даже подумать об этом толком некогда, не то что расследовать. Ранен немец, срочно, сейчас же что-то предпринять! Снова Руссильон со своими драгоценностями!!! Жан!!! Объяснись с ним как хочешь! Мины не взрываются! Нужно на завод... но если брать, то некому работать... Приказ номер шестнадцать прим! Снова нужно прогнать через полицию всех евреев, нужно перештамповать им паспорта. Приказ номер семнадцать, нужно где-то найти пятерых евреев с иностранным гражданством или без гражданства. Столько нет. Тогда...).
В общем, приношу свои извинения всем, с кем я не доиграл, чью линию не развернул, игровую подачу не принял и всё такое. Про кого-то я мог просто забыть. На что-то закрыть глаза потому что вот просто не до этого сейчас. И так далее:(
Должен сказать, что угодив в госпиталь я был даже немного рад - причём не только как игрок, но даже и как персонаж (особенно, когда прямая опасность миновала) - роскошь же, целый час отдыха.

С другой стороны - игра для меня шла без провисов. Да, вот уж на что на что - а на провисы я в этот раз точно не пожалуюсь.

Но вообще, на будущее, в таких играх стоит по-моему как-то менее густо большие события в таймплан игры упихивать.

С другой стороны - я вполне понимаю мастеров. Начинать не с 40-го года явно не годится. Играть не до 44-го... Ну, это было бы совсем тяжело психологически (и так-то тяжело). В конце тоннеля всё-таки должен был появиться свет.

Теперь благодарности.
Всем мастерам - это было огромное и трудноге дело, вы очень круты, что его потянули.
Игротехам - понимаю, как вам было трудно в это играть.
Своим полицейским - у нас при всём при прочем сложилась очень работоспособная команда, при этом весьма дружная, несмотря на. даже уже близко к концу чувствовалось, что личные связи всё ещё не полопались. Это чувствовалось. Это было очень круто.
Всем нашим противникам - коммунистам, голлистам, анархистам, английским шпионам и прочим - говорят там было чуть ли не пять партий:)
Особенное спасибо и уважение, кто играли евреев - это было очень тяжело. Тем более, я так понимаю, некоторые из игравших евреев и по жизни евреи - и я боюсь даже думать, не то что спрашивать, что у них там в семейной истории восьмидесятилетней давности можно обнаружить.

Всем спасибо за игру.

Больдог.
Обычно я в таких случаях продолжаю, называя роль: "Больдог aka Курифин" или "Больдог aka Тайвин Ланнистер".

В этот раз не стану.
Tags: Вторая Мировая, Ролевые игры, Франция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments