Больдог (boldogg) wrote,
Больдог
boldogg

Categories:

Ведьмак, часть вторая


Следующий день был мега-активным, хотя начинался он довольно вяло. Утром я решил заняться изготовлением пышек. Давно уже хотел на полигоне поставить полноценное тесто и либо хлеб испечь, либо пышек нажарить. Научился недавно одному чудесному рецепту теста, для которого не нужны ни яйца, ни молоко – причём получается оно совершенно потрясающе, кто пробовал не даст соврать.
Итак, я замесил тесто, поставил его подниматься – и тут меня король вызвал. Потребовал, чтобы я завербовал в стражу ещё несколько человек (а то у нас стража из меня в основном и состояла – тот парень, который должен был быть капитаном стал королевским личным телохранителем). Я потребовал фонды. Фонды были выделены. Я пошёл агитировать молодежь вступать в ряды – кстати, выглядел я при этом отменно – голый до пояса, босой, присыпанный мукой, но в наяичной капсуле поверх штанов и с мечом. Как ни странно, несмотря на столь жуткий вид (а может благодаря ему?) народ я нашёл. Пять человек. Причём из них четверо позиционировали себя как мечники – и с каждым из них мне пришлось провести собеседование в форме поединка. Так что я слегка устал и наполучал по ногам – впрочем, не слишком сильно, из всей четвёрки только один фехтовал мало-мальски прилично. Зато пятый боец оказался отличным лучником. С двадцати шагов он совершенно уверенно навскидку попадал в середину маленького круглого щита. Меня это и порадовало и привело в уныние. Порадовало, что этот стрелок за нас, а в уныние привело потому, что не люблю я лучников. А хороших лучников вдвойне не люблю.
Я поставил новичков на ворота, открыл им страшную тайну, ведомую мне с прошлого Ведьмака - что с входящих в город надо брать пошлину, даже в том случае, если король не догадался её установить. И пошёл проверять тесто. Тесто на солнышке отлично подошло и я стал жарить пышки. Первую порцию сжёг – трудно оказалось жарить на костре, но потом приспособился. Получилось просто супер. Я нажрался сам, накормил пришедших откуда-то женщин (а помню откуда. Я им денег дал, и они тоже в кабак пошли). А остатки (теста было больше килограмма, так что и пышек вышло много) продал за игровые деньги. Денег у меня и так было много, но не пропадать же добру и не отдавать же бесплатно.
И вот как раз когда я поел пришли нильфгаардцы. Их было дофига. Под сотню, где-то. А нас в городе вместе с королём, его охраной и свеженанятыми стражниками было от силы пара десятков. Их них тяжело одоспешенных – трое-четверо. А у нильфов бронемишек было только на первый взгляд десятка два. В общем, это был явный и полный кирдык, несмотря на стены.
Нужно было что-то делать, а король был как-то совсем уж пассивен. Похоже, он сходу провалил мораль и думал уже только о том, куда свалить при помощи Йэннифер. Но блин! Даже просрать можно красиво! Я кинулся к королю.
- Давай на базар их развести попробуем!
- Что? Как? – он явно с трудом понимал, что мне вообще от него надо.
- Они нас возьмут! Выйди на стену, вызови их главного на переговоры, может договоритесь до чего?
- Ну, давай.
Он залез на стену и крикнул:
- Чего вам здесь надо?
По-моему, неудачное начало. Ясно же – чего. Ему так и ответили:
- Мы вас тут всех перережем!
- За что?
Это уже было совсем зря. Вот уж оправдываться в такой ситуации совершенно бессмысленно.
- За всё, что вы с нами делали! – исчерпывающий ответ.
Король что-то ещё сказал вполголоса и со стены слез. Пожалуй, за всю игру это был единственный эпизод, в котором я его поведением был здорово недоволен.
Спустившись со стены, король куда-то испарился (как позже выяснилось – через телепорт в Реданию). А нильфы явно готовились к штурму. Надо было что-то делать. Ни о какой победе речь не шла, конечно. Но хоть поколбаситься напоследок. Да и кто знает – может куда и вырулить. Хуже всё равно было некуда. Я полез на стену.
- Эй, вы! Кто у вас командует?! – заорал так, что чуть глотку не сорвал.
- А ты кто такой?
- Маршал Аэдирна!! – в маршалы я произвёл сам себя для солидности. Ну, в самом деле, раз король смылся, то, получается, что обороной командую я. А командовать обороной в чине капитана – несолидно.
Не помню – то ли сам командующий мне ответил, то ли воины на него указали.
- Ты! – снова заорал я. – Выходи на поединок!
Классика. Когда врагов больше, надо пытаться переводить конфликт общественный в личный конфликт с их лидером. Иногда срабатывает, говорят. Но не в этот раз. Командир был умный.
- Нахер мне поединок?! – совершенно логично ответил он. – Мы вас сейчас и так всех перебьём!
- Ты трус! – завопил в ответ я. – Воины!!! Вы слышите?!! Вами командует трус! Жалкий обсос!! Раз вы подчиняетесь трусу и обсосу – значит и сами вы трусы и говнюки!! Есть среди вас хоть один храбрый?! Есть кто-нибудь, кто не побоится со мной сразиться?!
Честно сказать, рассчитывал я при этом (по игре) просто на то, что удастся выжить. Шансов на это в поединке было определённо больше, чем в ходе резни, которую нильфы явно собирались учинить в городе. Хуже всего было бы, если бы мой вызов просто проигнорировали. Но это было маловероятно – слушать такие оскорбления и игнорировать вызов… Так могло быть только если все нильфы и правда были бы трусами и говнюками, что маловероятно.
И точно. Вперёд вышел высокий парень – причём, по тому, как он был одоспешен и снаряжён, я сразу понял, что человек серьёзный. Снаряжен же он был так – никакой защиты на корпусе, зато щит-капля, шлем и рукавица на правой руке. Точно так же как у меня. На игре именно такая снаряга, а вовсе не полный доспех, является признаком хорошего и опытного бойца (да, я кроме всего прочего ещё и скромен). Парень поднял меч и сказал что-то вроде «Ну, я буду биться, выходи давай».
Я обрадовался и скатился со сены. Меня, кстати, ещё и пытались не выпустить:
- Ты что, они же ворвутся!
- Блин, они и так ворвутся!! Это наш единственный шанс - попробовать сыграть по-благородному! Открывайте!
- Нет, но они же…
В общем, чуть приоткрыть ворота я народ заставил с большим трудом.
Вышел. Разумеется, врываться никто и не попытался. Подошёл к поединщику. Он сразу начал на меня давить (диалог пересказываю очень близко к тексту).
- Чо ты не одоспешен-то? – спрашивает - и голос нарочито наглый.
- А чо? - я таким же голосом тоже умею. - Ты так же одоспешен.
- Да мне похуй. Я боли не чувствую.
- И мне похуй. Я тоже не чувствую.
- Да я серьёзно.
- Да я тоже.
- Ты вообще знаешь, откуда я?
- Нет. Откуда?
- Клуб «Байярд».
- Заебись. Давно хотел кого-нибудь из Баярда ёбнуть.
В общем, я аж умилился. Обычно перед боем я так на противника давлю, а тут на меня так надавить попытались. Ну, что, прикольно.
Парень чуть сбавил обороты, но всё равно пытался додавить:
- Биться давай по полной зоне. С головой, в полный контакт, без разводки.
- Заебись, давай так.
- И с рукопашкой.
- Согласен.
- И кто упал, тот и проиграл.
Тут я второй раз умилился. Это дословно мои слова – минимум раза три именно благодаря им мне удавалось заставить противника провалить мораль. И победить тем самым, не доводя дело собственно до боя (Кирилл Сирота, Рома Липидин, какой-то хуй на Удали Молодецкой и чуть ли не Шурик Декало – хотя с ним не уверен, были, кажется, и ещё случаи).
- Согласен, - говорю вслух.
- Ну, давай, тогда.
Но начать мы не успели. Командующий нильфов приказал начать штурм. Мой противник сунулся к нему – дескать, сначала поединок. Но командир отмахнулся – и я его конкретно зауважал – умный мужик, не путает кислое с пресным. Противник (звали его Томский) вернулся ко мне, сказал, что давай мол после штурма драться. Я согласился. Он взял с меня слово не бить им в спину, когда они на штурм пойдут – я слово дал. Персонаж мой вовсе не стремился героически погибнуть, напротив, его программа максимум была выжить.
Разумеется, стены и ворота никого не спасли. Нильфы взяли город минуты за три и практически без потерь. Пока брали, я, пожалуй, мог бы сбежать, но не стал. Решил, что это было бы ошибкой – этот поединок. Если бы удалось его выиграть, позволял как бы легализоваться среди победителей. Да и ёбнуть кого-нибудь из Баярда я правда давно хотел.
Штурм кончился. Из ворот почти сразу появился Томский, стал осматриваться, явно высматривая меня. Я подошёл. И тут нам уже не мешал никто. Встали в стойки и начали.
Тут вот что важно отметить. Правила мы, честно говоря, в ходе морального бодалова установили довольно дурацкие. Ну, в самом деле – бой на текстолите, при щитах и в шлемах с разрешённой рукопашкой – и не по хитам, а до того, пока кто-то не упадёт. Это ж, в принципе, и меч не нужен при таких правилах. Нокаутировать щитовика в шлеме текстолитовым мечом… Нереально. Ну, разве что какой-нибудь совершенный лох попадётся – а тут такими и не пахло.
В общем, я сразу решил переходить в клинч и кидать противника на землю, пользуюсь превосходством в массе. Мы обменялись парой ударов, я пошёл вперёд, обхватил его – но тут случился некоторый облом. Он, собака, оказался здорово сильным и ловким – не ожидал от такого тощяги. В общем, повалить его я всё-таки сумел, но и сам упал. Такого наши правила не предусматривали и начался фристайл. Я оказался сверху. В правой руке меч, левая свободна. Мою правую он прижал своей левой, а моей левой я сделать ничего не мог – она была безоружна. Противник же правой меня обхватил за шею и попытался давить – неплохой приём, если в такой позиции лежащему снизу удаётся надёжно обхватить врага за шею и он достаточно силён, то можно надавить достаточно сильно, чтобы заставить противника сдаться. Но на мне был шлем! И обхватил он меня фактически именно за шлем, а не за шею, особого нажима я поэтому не ощущал. Но и приподняться, чтобы перехватить инициативу не мог. Ситуация сложилась патовая. И тут мне пришла голову идея, которой я до сих пор горжусь. Я просунул под себя левую руку и расстегнул подбородочный ремень шлема! А потом просто вытащил из шлема голову. И в захвате противника остался пустой шлем – я остался с голой головой, но получил тактическое преимущество и инициативу. Быстро разогнулся, перехватил меч из прижатой правой руки в левую и обозначил колющий удар в горло – получилось довольно быстро и чётко. Честное слово – если бы что-то аналогичное проделал он, я бы отыграл смерть – то есть согласился бы, что побеждён – ну, просто ради отыгрыша. С другой стороны, поскольку правила наши этого не предусматривали, он так поступать был не обязан. И не поступил. Вместо этого отбросил шлем. И пошёл в атаку уже кулаками. Я ответил тем же – и тут нас растащили.
Он попёр на меня уже по жизни. «Ты чо?!» - «А я ничо!» - «На кулаках хочешь?! Давай на кулаках, по жизни?!» «Не вопрос, давай!» - Но тут вмешался Астальдо, бывший у нильфов каким-то командиром. Заявил, что мы оба в тяжране. Тут мы чуть поуспокоились – я спросил Томского, чем он, собственно, недоволен. Упали оба, а дальше уж как пошло так и пошло. Он согласился. Я говорю – мол, а чо ты тогда злишься, всё ж нормально. Он подумал и снова согласился. Я ему говорю, давай, мол тогда ещё один раз сойдёмся, но уже без понтов, по нормальным турнирным правилам. Астальдо, правда, когда мы снова встали друг перед другом попытался бой запретить – видимо, не понял, что мы конфликт решили. Но я ему сказал, что у нас ещё одна сходка – и слово «сходка» подействовало магически, сразу легализовав наше занятие. Астальдо кивнул и запрет снял. Тогда мы сошлись по-нормальному. Безразводной щит до десяти очков, всё как надо. Как ни печально, я проиграл – 8:10. Не позорный счёт, конечно, но всё равно обидно. Впрочем, игровая цель была достигнута – после боя мы стали жать друг другу руки, обниматься и брататься – типа, ну, пацаны поняли друг друга. Я спросил его (специально уточнил, чтобы потом вопросов не было) – добивает ли он меня – ну, типа, после проигранного поединка жизнь моего персонажа была во власти победителя. Томский сказал, что не добивает – нафиг нормального пацана добивать, наоборот, лечит меня – у него была какая-то магическая хлопушка восстанавливающая сразу все хиты (да, нильфгаардские магики явно не дремали – в отличие от наших. Мы ничего подобного и близко не видели, вся магическая помощь северянам сводилась к эвакуации начальства).
Когда общались, кстати, я испытал приступ сильной гордости за наш клуб. Было так: он спросил, откуда я.
- Из Саратова, - говорю.
- А какой клуб?
- Да ты не знаешь, маленький клуб.
- Ну, какой?
- Цитадель.
- Чо это не знаю? Знаем такой клуб. Маленький, но резкий.
Вот тут я реально возгордился за наш коллектив. Пообщались мы ещё маленько и разошлись. В общем, так я остался жив и никто меня не трогал. Я гордился собой – мало что не единственный уцелел после взятия города.
Tags: Ведьмак, Ролевые игры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments