Больдог (boldogg) wrote,
Больдог
boldogg

Categories:

Интервью с Никсаквой, часть 2.

Интервью с Никсаковй, часть 2. Если хотите читать, то лучше сначала прочитать вводную часть - она тут: https://boldogg.livejournal.com/408666.html


- Ясно. Но, в общем, да, люди разные, не все любят, когда им полощут мозги.

- Это такая чёрная метка. Да и выговор, неприятная вообще процедура. У меня был один такой. По дурацкой причине. Была такая практика, сотрудников НИИ посылали в колхоз или на стройку.

- Что значит посылали?

- Приходит в отдел разнарядка. Нужно столько человек в колхоз или на стройку.

- Вот сейчас мне из 2100 года вообще не понятно, что ты говоришь. Что значит, начальнику отдела приходит разнарядка? Где НИИ и где стройка?

- Стройка ещё ладно, она может быть на территории нашего НИИ. А вот колхоз...

- Да. Где НИИ и где колхоз. Причём тут колхоз вообще. Расскажи об этом подробнее.

- Для меня лично это была одна из самых противных и страшных реалий Советского Союза. Это отправки в колхозы и на стройки. То есть в большинстве непроизводственных учреждений - в НИИ, в учебных... Да где угодно, где нет вот такого - сколько ты сделал за сегодняшний день деталей... Где есть тоже это было но в меньших масштабах. Так вот, по осени приходила разнарядка, что надо помочь убрать урожай. Нужно столько-то человек. Эта разнарядка раскидывалась по отделам. Отделы мобилизовали людей. Люди ехали в колхоз. Жили, в зависимости от ситуации в разных условиях, от неплохих пионерских лагерей, как мы жили во время учёбы на Физтехе, до бараков, совершенно не приспособленных, как мы жили уже во время работы. И каждый день выходили на какую-то работу. То ли убирать картошку, то ли зерно на элеваторе гонять. И так далее.

- Сколько это продолжается по времени?

- Как правило, от двух недель до месяца.

- А насколько это добровольно?

- Это очень интересная схема. Добровольно-принудительно. В принципе приказать это не могли. Но отказаться было тяжело. Человек достаточно независимый, который плевать на всё хотел, мог сказать: " Плевать на всё, я не поеду". Это могло привести в конце концов к увольнению. Не за это!

- Понятно. К тебе начинали... Могли начать цепляться. Раньше ты подходил к начальнику и говорил: "Клава, можно я на полчасика..." А теперь...

- Да. Совершенно верно. Но как правило такие вещи не делались. И почему это ни разу не пытался сделать я. Потому что ситуация такая - я работал тогда в довольно таком, женском коллективе. Если не меня пошлют, то женщину какую-то.

А если мы всем коллективом берём и...

- Это было невозможно.

- А почему? Что будет? Вот, допустим, нас в коллективе двенадцать человек...

- Я пытался такие вещи. Одна из основных форм моей агитации протеста это отказ от поездки в колхоз. Никакого понимания ни у кого я не встретил.

- Ни у кого - в смысле у этих женщин в отделе?

- Да. Тут есть ещё один момент. У меня была достаточно интересная и любимая работа, для которой этот отъезд помимо не очень приятных условий это была потеря времени чистая. Просто жалко времени. А для многих людей это была возможность оттянуться.

А, понятно. Уезжает 27-летний мужик в этот колхоз и там у него ещё один отпуск, только ещё и лучше.

- Да. И побухать можно, и... Вот, почему мы а институте жили в таких хороших условиях? Потому что студенты, особенно молодые студенты, которые сразу после школы, победители всех этих физ-мат олимпиад, они ведь очень...

- Ну, понятно.

- Очень мотивированные. И когда их выпускают на поле, да ещё дают какое-то соревнование, и кто первый сделает, тот раньше домой уедет... То там производительность была совершенно потрясающая. А уже у бывалых сотрудников... Ну, они там как-нибудь выйдут...

- А вот, допустим, еду я в колхоз. И первое, что говорю - что, товарищи, я натёр себе ногу. Работать не могу. Я же не раб на плантации. Что мне сделают?

- Ничего. Ничего абсолютно.

- То есть, можно поехать и балду пинать.

- Да. Запросто.

- А зачем тогда вообще работать?

- Я один раз съездил от ЦНИИМАШа в колхоз. Мне там очень не понравилось. И дальше я всячески избегал поездок в колхоз за счёт того, что я эту повинность отрабатывал на стройках на территории предприятия. Кроме колхоза были разнарядки на стройки. Туда ехать не надо. Днём поработал, вечером домой. И я, когда это выпадало, а я знал, что в этом году ещё никуда не ездил...

- А это каждый год каждый сотрудник должен был съездить что ли??

- Ну, в принципе да, каждый, а кто-то и два раза.

- Но это же... Мне не хочется говорить слов матом, но это же... Это же плохо.

- Не то слово.

- А вот, что мне не до конца понятно.Поставим мысленный эксперимент. Вот, наш отдел, все 12 человек отказывается ехать в колхоз. Что будет?

- Слетит начальник. Как минимум.

- Ну, слетит.

- Поставят другого.

- Так, поставят. А мы всё равно не едем. Что дальше?

- Дальше начинаются разборки такого уровня... Я такого представить... Я такого не видел.

- Вот это и есть те вещи,которых не чувствуешь. Вам любой человек из 2100 года задаёт этот вопрос. Вас даже не заставляли. Почему вы...

- Кто такие "вы"?

- Сотрудники отдела.

- Я мог это сделать. Но тогда вместо меня пошлют другого, вот эту женщину. И как она будет ко мне относиться?

- Но если ты эффективно отказался, пусть и она эффективно откажется.

- А она не откажется, она боится. Вот ещё один момент, который сейчас точно не понятен. Это страх перед увольнением.

- Вот, мне это как раз совсем не понятно. Ну, уволят, ну и что.

- А куда ты дальше пойдёшь?

- Когда мы говорим о Советском Союзе в интернете, обычно говорят: "В Советском Союзе не было безработицы". Если я правильно понимаю, советский человек не мог остаться без работы.

- Совершенно верно. Вот, я работаю в институте ВПК в городе, который целиком завязан на этот же ВПК. Если меня увольняют из института с такой пометкой в личном деле, которое я никогда не увижу, меня скорее всего, ни на одно предприятие соответствующего профиля больше не возьмут. Пожалуйста, иди работай дворником - модная в своё время профессия для тех, кто так вот отказывался. Или кочегаром. Думаю, можно пойти работать в школу.

- Хорошо. А вот чего я всё же не понимаю. Ты не едешь в колхоз раз, два, три, тебя увольняют, причём скорее всего не по статье, а выдавливают.

- Да, только выдавливают. Могут придраться к нарушению режима, ещё чего. Это дело техники.

- Но скорее всего заставят уйти по собственному, так или иначе.

- Скорее всего да.

- Хорошо. Допустим, удалось заставить тебя уйти по собственному. Дальше? Как ты ищешь следующую работу? Ты делаешь это сам или...? Вот, допустим, сегодня тебя уволили. Завтра ты сидишь на диване и читаешь газету. Послезавтра ты сидишь дома на диване и читаешь газету. Чем заканчивается этот процесс?

- Знаешь, не могу сказать. По собственному опыту - не было такого.

- А если не по собственному? Ты же жил в это время. Ты знаешь, как оно выглядело. Что бы было бы, если человек, уволенный с работы, просто сидит дома?

- Деньги кончатся.

- А у него, допустим, есть бабушка, бабушка его кормит. Или брюки он шьёт на заказ.

- Если брюки на заказ, то тут уже начинаются проблемы. К тебе придут и начнут спрашивать, с какой стати ты шьёшь брюки на заказ. Была такая статья резонансная, то ли в "Комсомольской Правде", то ли ещё где-то. Мужик придумал механизм, который разрезал списанную магнитную ленту для компьютеров на магнитные ленты для магнитофонов. Ленту он получал как-то там официально, то есть к механизму получения ленты вопросов не было. Он просто её разрезал и продавал. Ленты для магнитофонов пользовались спросом. Его посадили. Там статья была - ну, что за фигня. Человек честным трудом зарабатывает. Но в законодательстве был перечень работ, запрещённых к производству таким образом. Среди них была резка. Пример был такой - человек покупает у магазина тюль, режет пополам и продаёт, как занавески. Вот это было запрещено и за это было, кажется, два года. Было несколько статей, его защищали, но кончилось дело тем, что закон есть закон, его нельзя нарушать. Написано, что резать нельзя, значит нельзя.

- Понятно. Тем не менее, если человек так или иначе с голоду не пропадает...

- Был закон за тунеядство. Его применяли к Бродскому, насколько я знаю. Но при мне... Я ни разу не слышал, чтобы его применяли. Но у меня и не было знакомых тунеядцев.

- Понимаю. Просто интересно применение законодательства в неких экстремальных случаях. Интересно " а что если не...?"

- Сидеть дома и ничего не делать, я думаю, было в 80-ых вполне возможно и вполне безобидно. Я даже помню, был в "Литературной газете" фельетон о таком человеке.

- Я просто вот что хочу понять. Чем оканчивалась попытка противостояния вот этим проявлениям системы? Хотя, в общем, уже понятно. Ты выкидывался из нормальной жизни.

- Даже не из нормальной жизни, а из некоторого привилегированного круга доступных работ. В итоге это кончалось приземлением в кочегарках, в колхозе. Может даже в заштатном каком-то институте. Фактически работодатель был один. Государство. Негосударственных работодателей раз-два и обчёлся. И это что-то мелкое-экзотическое или криминальное.

- То есть ситуация из 2100 года выглядит так. Сидит человек у себя в отделе. Приходит разнарядка. И ты или едешь в колхоз убирать картошку, или у тебя таки будут неприятности.

- Если человек уже отпетый бузотёр и диссидент, то он может бузить, но к нему и относиться будут коллеги... Что мы за тебя тут впахиваем.

- Я понимаю. Это уже как раз легко понять. А вот, даже уже не из 2100 года, а и мне не понятно. Как это мотивировалось? Какой смысл высококвалифицированного сотрудника отправлять собирать картошку? Мне даже интересно две вещи. Как это обосновывалось формально и зачем было нужно фактически? Вот, что вам говорили формально?

- Я думаю, тут и формально и фактически всё было согласовано. Ты у Высоцкого эту песню слышал? "Товарищи учёные"?

- Конечно. Я у Высоцкого почти всё слышал.

- Всё там расписано. То, что этот там говорит - а то сгниёт-заплеснеет картофель на полях - вот это так и было.

- Погоди. Но мы же колхозников не зовём программы писать. Тем не менее программы пишутся. Почему у них картошка не собирается?

- А им это не надо. Они собирают её. Но то, что они соберут на то количество людей... С той мотивацией, которая тогда была...

- Но это звучит бредом. Эти вещи абсолютно, категорически не укладываются с идеологией начисто. По идее производительность советского человека, который сам себе хозяин, тыры-пыры, она должна быть выше, лучше, больше. А тут... Что за бред? Как так?

- Идеологически этот вопрос замыливался.

- То есть, де-факто, это была традиция, к которой все привыкли и вопросов не задают.

- А если задают, то на них не отвечают. Куда денешься? Иначе сгниёт картофель.

- Но сейчас же не гниёт картошка.

- Ещё же были овощебазы. Перебирать гнилую картошку или лук.

Вот это... Так, я вот отмечу в скобках. Я совершенно не считаю себя каким-то матёрым антисоветчиком. Я совершенно не считаю, что Советский Союз это сплошь ужас и кошмар. Но при этом некоторые вещи в нём меня удивляют до состояния умопомрачения.

- Меня мой друг, который был просоветчик, спрашивал: "Чего ты хочешь добиться?" Это когда пошли уже все эти клубы.
Я говорил, что мне надо две вещи, чтобы я особо не выступал. По крайней мере не агитировал в массы. Первое, чтобы я мог купить любую книжку. Второе, чтобы меня не посылали в колхоз.

- Ну, сейчас ты это получил.

- Да! И поэтому я сейчас не выступаю. То, что я треплюсь в ЖЖ...

- Я бы добавил к этому списку третью вещь. Чтобы я мог свободно трепаться в ЖЖ.

- ЖЖ это вообще такая фантастика для тех времён. Я даже и представить такого не мог. Я даже поездок за границу не требовал.

- У меня вся эта серия от чего пошла от того, что вот, с тех пор-де обеднение. Ну, какое обеднение. Сейчас? По сравнению с тем, что было тогда? Ну, нельзя же так. Но хорошо, давай перейдём от колхозов и о чём-то хорошем поговорим. Обычно в ответ на то, что дефицит, что очереди, что ничего не купишь в ответ выдвигают некий блок - вполне стандартный - возражений. Который обычно звучит примерно так. Бесплатное и очень качественное образование, в том числе высшее. Бесплатная медицина всеобщая. Бесплатно получаемое жильё. Отсутствие безработицы. Пожалуй это основное. Иногда ещё безопасность поминают. Давай по этому списку пройдёмся. Расскажи про жильё для начала. Как с жильём было у вас, например.

- С жильём была полная безнадёга. Да, если его в конце концов давали, то оно было бесплатное, в том смысле, что его не надо было покупать. Но в Королёве... У меня родители переехали в Королёв. Мы всё согласовали и когда я в 81-м году пошёл на предприятие у меня родители поменяли Пятигорск на Королёв, соответственно, я никогда без жилья не оставался. Но мои друзья в Королёве вплоть до 90-ых никаких шансов на своё жильё не имели. Только общежития. И у моих друзей, коллег по работе, квартира - 10 лет это был фантастически короткий срок ожидания очереди.

- Давай опять же для человека из 2100 года поясним подробнее. У тебя отец военный, мама врач, вы живёте в Астрахани, ты уезжаешь поступать в МФТИ...

- А они в это время переезжают на родину отца, в Пятигорск. Отец демобилизовался, ушёл на пенсию. А тем, кто ушёл на пенсию давали квартиру в том месте, откуда он призывался.

- Дают бесплатно?

- Бесплатно, но не сразу. Где-то год-два они жили на съёмных квартирах.

- Понятно. Так вот, ты закончил ВУЗ, пошёл работать в Королёв и как у тебя там, дальше, обстоят дела с жильём?

- Лично у меня это произошло чудом. Вопрос о том, чтобы они переехали в Королёв стоял с моего третьего курса. И искали так называемый обмен. Поиск обмена заключался а том, что читали объявления в газетах. И я приходил на рынок, там висела такая большая-большая доска, на которой висели разные предложениями.

- Добровольный, по согласию, обмен между гражданами? А государство этот обмен... Скажем так, благословляло.

- Да. Благословляло и оформляло. Ещё проверяло, что за люди, какие люди, в общем много еще подробностей. Это не то что автоматом. Требовалось разрешение на это.

- И вы обменяли Пятигорск на Королёв. Ничего себе. Я не думаю, что это было легко.

- Легко это не было и это было не так. Обмен был тройной. Королёв-Минск-Пятигорск. Королёв меняется на Минск, а Минск на Пятигорск.

- А это была экзотика или нормальная практика в СССР?

- Это была единственная нормальная практика переехать в другое место.

- То есть, или так, или человек просто переезжал с чемоданом и искал квартиру с нуля.

- Снимал квартиру сначала.

- А снимать было можно?

- Можно. Снимать было не проблема. Но это была такая... серая зона. Как человек снимал, как его там прописывали, как он за это платил, всё это было достаточно мутно. И в принципе могли быть у человека, который сдаёт квартиру какие-то неприятности. Формально нельзя было сдавать с прибылью. То есть, условно говоря, вот у тебя есть лишняя площадь, ты её отдаёшь, чтобы за неё не платить коммуналку. И всё. А какой-то навар с этого - ни в коем случае.

- То есть для государства это выглядело так: у человека есть лишняя площадь и он, по доброте душевной, пускает кого-то на неё.

- Не по доброте душевной, а чтобы не платить коммуналку.

- Ну, что там была за коммуналка. Если я правильно понимаю, то коммуналка там была какие-то смешные копейки.

- Но формально было так. Это была обычная практика, но серая зона. Все понимали, что деньги никто не берёт те, что в договоре указаны. Договор нужно заключать, потому что прописка. Прописка временная.

- Скоро, кстати, придётся и что такое прописка объяснять. Пока вроде не надо. И вот, вы обменяли Королёв на Пятигорск. Скольки-комнатные были квартиры.

- Трёхкомнатную на трёхкомнатную. Но пятигорская была лучше. Больше балкон, больше кухня и так далее.

- А дальше? Вот, ты, например, хочешь отселиться от родителей. Что для этого ты делаешь?

- Практически вот именно мне - безнадёга полная.

- Почему?

- Потому что в очередь на квартиру меня не поставят, поскольку она у меня уже есть. У меня есть жильё в Королёве.

- Видимо есть некие нормы? То есть, если есть столько-то площади на человека, то ты в ней просто не нуждаешься.

- Да.

- А не помнишь сколько?

- Нет.

- А если ты в жилье по этим нормам нуждаешься, то?

- Ну, вот мои друзья самые близкие. Один из Калужской области, другой из Белгородской. Они не на ЦНИИМАШ, а на "Энергии" работали. В "Энергии" немного лучше, поскольку предприятие-завод больше строило. В ЦНИИМАШ совершенно было безнадёжно. Так вот, они приходят на работу, поселяются в общежитии. Общежитие это комната на двоих-троих. В разного качества домах.

- Общий коридор, одна кухня на четыре комнаты, так примерно?

- Не совсем. Одно такое, а второе квартирного типа.

- Комната с кухней, санузлом...

- Да.

- Но тогда чем это от квартиры отличается?

- Тем, что в нём живёт два человека.

- Ясно. Значит, твои друзья живут в общежитии и они обращаются к государству с просьбой предоставить им квартиры.

- В данном случае не к государству, а к предприятию.

- Но предприятие же государственное.

- Оно понятно, но тут есть нюансы. Если бы к государству, то это была бы общая очередь. А у разных предприятий разные возможности и скорости в этом деле.

- А, так вот и разница между тем, что кто-то говорит, что получил квартиру быстро, а кто-то очень долго.

- Да.

- Хорошо. Вот человек встал в очередь на квартиру. И что дальше? Например, что было с твоими друзьями?

- С ними было очень интересно. Дальше человек живёт и ждёт своей очереди. Долго ждёт. Но там заявление не на квартиру, а на улучшение жилищных условий. У одного друга появилась возможность улучшить жилищные условия через комнату в коммуналке. Ему предприятие выделило комнату в коммуналке размером два на восемь на три. Три - высота.

- Это пенал. Можно поставить кровать...

- И столик возле неё.

- Он на это соглашается?

- Соглашается.

- И после этого не нуждается в улучшении жилищных условий?

- Нет, нуждается. Это улучшение жилья, но в очереди он остаётся. У другого друга, который жил в общежитии квартирного типа там было немного по-другому. Довольно долго он жил, но в конце концов этот дом превратили в квартиры. Его сосед куда-то уехал, а эта квартира осталась ему.

- А ты не мог бы сказать, что это было по времени. Вот, на конкретных примерах этих друзей и некое общее ощущение.

- Это около десяти лет. Там просто ещё был нюанс. Тот, который переехал в комнату в коммуналке, там потом ещё соседняя комната освободилась и по-моему тоже её удалось получить.

- Так он жил в общежитии до выделения комнаты в коммуналке около десяти лет?

- Нет, там, наверное, около пяти.

- А вот... Ясно, что за весь Союз ты не скажешь. Но за Королёв. Если человек говорил, что ждал квартиру десять лет это было примерно как? "Повезло"? "Не повезло"? Или "Ну, нормально"?

- Это было "Повезло". Если квартиру, то повезло.

- А квартиру какую давали? Вот, скажем, ты один...

- Квартиры давали с расчётом на семью. То есть, я вот не знаю, если человек женился, то расширяли ему очередь?

- Что значит "расширяли очередь"?

- Вот, он один. Встаёт в очередь на однокомнатную квартиру. Вот он женился...

- Погоди, а что значит "встаёт в очередь на однокомнатную квартиру"? Он, когда пишет заявление на улучшение жилищных условий он указывает...

- Не знаю. Вот тут не знаю.

- То есть здесь какие-то тонкости пошли?

- Да, были тонкости, много, на разных предприятиях по-разному.

- А где предприятие квартиры берёт?

- Строит.

- Не понимаю. Вот, например, пришёл я работать учителем в школу...

- Школа не предприятие. У школы, наверное, нет возможности финансировать строительство дома.

- Я вот это и не могу понять. Вот, предприятие - какой-нибудь НИИ. Он занимается научно-исследовательский работой. Что значит "строит"?

- Заказывает строительство дома.

- Заказывает как, кому?

- Строительному тресту. Или своими силами строит. У многих предприятий были какие-то свои строительные структуры. Были ещё молодёжные жилищные комплексы. Как раз в Королёве они начинались. То есть, предприятие начинало стройку домов. Финансировало его из своих средств. Тресту какому-нибудь наверное оплачивало. И туда посылали молодых специалистов на год, участвовать в этой стройке. И за участие в этой стройке давали квартиру опережающими темпами когда дом построят.

- Вот реально, система кажется очень мутной.

- Очень мутной.

- Я не очень понимаю такие вещи. Ну, вот, у меня отец работал в НИИ ИБФРМ. Вот, например, я - Игнатов, директор ИБФРМ. Вот, ко мне приходят мои сотрудники, хотят квартиры. Я, как директор, что делаю? Я директор НИИ. Что значит, я строю? Как я строю?

- Если ты директор, то у тебя есть подразделение, которое отвечает за строительство домов для сотрудников. И эта работа идёт, не с тебя началось, не тобой закончится.

- То есть, какой-то трест государственный построил дом и наш институт получает в нём например семь квартир?

- Да.

- Очередь продвигается на семь человек. Потом следующий дом...

- Да. Или, если НИИ очень богатый и большой, то он может целиком дом заказать.

- А если это вообще не НИИ, а завод, где работают суровые люди с мозолистыми руками, то директор может решить, что а построю-ка я дом сам. Вот у меня люди, план где-то заказать...

- Это уже очень высокие сферы.

- Но сама по себе такая идея не была чем-то бредовым?

- Нет.

- И пробивной человек мог такое организовать.

- Да. И такое делали.

- То есть это не было преступлением, нарушением, это было как-то реализуемо формально.

- Да, например дом, в котором я сейчас живу, это ведомственный дом КПО "Стрела". Причём он интересно построен. Отгорожен заводом от остального города, чтобы выбираться в город было не очень удобно. То есть, люди, когда строили этот дом, они ещё специально его...

- Зачем?

- Ну, чтобы люди не увольнялись. Получив там квартиры, работали на предприятии. Я думаю, идея была такая.

- Возможно. Ну, или может быть так землю удалось получить.

- Возможно.

- То есть в некоем сухом остатке, что мы имеем. Что таки-да. Что советский гражданин действительно мог получить жильё от государства. Но это было не быстро, не просто. Если человек был один, то он получал однушку лет через десять.

- Да. И ещё не от государства, а от предприятия. И это могло накладывать определённые...

- Например?

- Если это ведомственное жильё, то, увольняясь с предприятия, ты его терял.

- А это точно так или это зависело от?

- Зависело от. Но это было достаточно типично. То есть ведомственное жильё было в каком-то плане быстрее...

- Опять же, надо понимать, что ты его получал - в каком плане получал. Ты получал не жильё, а право в нём жить. Это не было твоей собственностью.

- Да.

- То есть, вот, например, работает человек, у него есть жильё, и он умер бездетным. Что дальше? Жильё уходит государству или предприятию?

- Да.

- Если у него есть дети, то жильё остаётся у них?

- Там по-разному бывало. Скорее всего да. Вот этот переход ведомственного жилья в личное, там тоже были какие-то нормы, правила... Может быть даже по срокам жилья, потому что как раз мы-то поменялись в ведомственный дом, но это было возможно, потому что эта квартира уже ведомству не принадлежала. Почему я сейчас уже точно не помню.

- А если бы принадлежало, ведомство могли бы дать на это добро? Разрешить?

- Не знаю. Может быть могло.

- Как всё мутно было...

- Да, сложно, муторно. И, раз уж мы о друзьях моих заговорили, в 90-ых они оба купили себе квартиры. То, что было у них осталось - у одного квартира в бывшем общежитии, у другого две комнаты в коммуналке. Но они себе сразу купили квартиры.

- Не, ну, это у кого как... У меня отец квартиру не купил и если бы не было той, которую он от государства получил, то не было бы никакой. Но это понятно, что у всех по-разному.

- Я просто к чему это - что за квартиры у них были. Это не такие квартиры в которых хотелось жить до конца жизни. И что от государства они того, что им было обещано, так и не дождались.

- А сколько они в итоге ждали оба? Вот этого, того, чего не дождались?

- С 81-го. Лет десять. И ничего...

- Ну, не ничего всё-таки. И последний вопрос, раз уж я эту тему затронул. Вот, есть семья и есть бабушка, которая живёт где-то отдельно. И вот она умирает. Это жильё можно как-то унаследовать?

- Ну... Это отдельная песня. Я не знаю, как это делалось. Я в такую ситуацию даже близко не попадал. Но вроде бы это делалось через различные прописки родни друг к другу.

- Итак, с жильём ситуация такая. Таки-да, оно есть, бесплатно от государства, но при этом мы не можем сказать, что всё насколько прям уж радужно. Хорошо. Теперь про безопасность.

- Королёв в принципе вообще довольно безопасный город.

- Наукоград, конечно.

- И в общем-то, когда я там жил, я ходил по ночам. Я могу что сказать. Конфликты и всякие пьяные выступления на лестничной площадке в советские времена было больше, чем в 90-ых.

- Бытовые вещи.

- Бытовые. Кто-то пьяный. Или вот, ко мне ночью примотался по дороге кто-то в подпитии. На лестнице распивки(?) были. Отец нашёл расчленённый труп на лестничной клетке. Жили старик со старухой, они держали свиней. Не так далеко от квартиры сарай. Разделывали свиней, продавали мясо. Старик умер и старуха на автомате его разделала.

- Это уже не на автомате, это с ума сошла. Это не преступность,а...

- Её увезли в психушку. Просто такого рода вещи для 90-ых... Я хочу сказать, что для 80-ых они... Бытовые. Пьянство, всякое такое.

- А вероятность быть обворованный, ограбленным, убитым? То есть, преступность не бытовая, а преступность класса преступность. Эта опасность она по сравнению... Вот, понимаешь, такие вещи трудно оценивать по абсолютной величине. Их всё-таки приходится с чем-то сравнивать. А сравнивать нам особо не с чем. Мы не были а древнем Риме, поэтому сравниваем с тем, что сейчас, с тем, что в 90-ые. Эта опасность тогда была больше, меньше, такой же?

- Не знаю.

- По ощущениям.

- По ощущениям... Единственное ограбление известное мне произошло в 90-ых годах. Мужик возвращался м работы. Его стукнули, отобрали портфель с телефоном и, как ни странно, с прибором военным. И довольно быстро нашли. И телефон, и прибор. Явно нашли не подставное лицо.

- Но ощущение безопасности обычной текущей жизни. Оно тогда было такое же, как сейчас или меньше?

- С точки зрения ограблений и прочего, я этой опасности никогда не чувствовал. Именно на уровне личных ощущений.

- На уровне личных ощущений, конечно. Это ведь тоже важно. Это тоже информация. Если мы живём в каком-нибудь криминогенном районе, то мы чувствуем эту опасность. Если не чувствуем, это тоже информация.

- Королёв довольно характерный город...

- А Астрахань? Или там всё-таки совсем детство?

- Астрахань, тут этот татарский район так называемый. Он именно на детском уровне. Бить, отнять что-нибудь. А вот так, чтобы по квартирам, грабежи, убийства... Не помню.

- А вот такой отдельный момент, но важный. Наркотики.

- Понятия не имею. С наркотиками лично я никогда не сталкивался. Ну, вот так, чтобы человек, который употребляет наркотики был моим знакомым.

- А так вот, на уровне "люди говорят"? Живёшь же в обществе.

- В Пятигорске родители жили. Наш сосед, просто наш сосед был наркоман. Он несколько раз лечился...

- Погоди. То ты говоришь, что не сталкивался, то сосед - наркоман.

- В Пятигорске я не жил.

- А, это родители тебе рассказывали.

- Да.

- Всё, я понял.

- В Пятигорск я приезжал только на каникулы. Но Пятигорск это всё-таки Кавказ,там своя специфика.Этот сосед несколько раз лечился, потом, мама рассказала, он несколько раз за лекарством приходил. Голова болит и так далее.

- А наркоман какой именно никто не знает?

- Не помню. Дело не в этом. Дело в том, что он приходил, мама понимает, зачем он приходил. Наркотиков она ему конечно не давала. Но, с другой стороны, всё-таки сосед. Попросил что-то от головной боли. Она сказала: "У меня вот это есть". Он это сразу проработал и выдал фразу, что вот эта штука вместе с этим даёт вот такой эффект. В общем, профессиональный наркоман, чувствовалось. Кончил плохо. Застрелился из пистолета строительного.

- Понятно. То есть, если говорить о наркомании, то твои именно личные ощущения, что тогда никаких, что сейчас никаких?

- Да. Может быть я не умею отличить.

- Здесь то, что я изначально оговорил. Я беседую с человеком, который так видел, так слышал, так воспринимал. Он это и рассказывает. Понятно, что всякий потом сможет сказать, что вот этого он не видел потому, а того не видел поэтому. Тем не менее, это восприятие моего собеседника - это информация, хоть и со всеми оговорками.

- У меня соседи сверху, пока не сдали квартиру приезжим с востока, там были постоянные пьянки, драки. Ходили слухи, что и наркотики. Но как я отличу - там этот крик с матом раздаётся из-за алкоголя или из-за наркотиков.

- Кстати. А вот алкоголь. Как по твоим ощущениям, с алкоголем тогда, в девяностые и сейчас? Как ситуация менялась? И менялась ли? Опять же, чистое имхо, понятно, что ты не вёл статистику.

- Сразу, так сказать для протокола, надо сказать, что я практически принципиально употребляю алкоголь только в виде пива. Так что я могу судить об этом чуть-чуть со стороны. И я вижу, что сейчас алкоголь резко пошёл на убыль. В каком плане. Вот, сидим мы в какой-то компании. Раньше я оказывался белой вороной. "А, он ничего не пьёт, кроме пива. Пива мы взять забыли, возьми "Байкал"". Сейчас в комании половина не пьёт. Не потому, что в принципе не пьёт, а потому, что за рулём.

- Возраст ещё, наверное.

- Нет, именно за рулём.

- А если - я понимаю, что это уже труднее - смотреть по людям более младшего возраста. Всё равно же общаешься. У людей есть дети, внуки. Есть младшие коллеги по работе. Если смотреть на этот возрастной уровень, то меньше, больше, так же?

- Насчёт того, сколько они пьют я затрудняюсь сказать, но по моему меньше существенно. С младшими коллегами я много общался, но пить в компании приходилось не так уж часто. Создавалось впечатление, что пьют они меньше чем наше поколение и, тем более, более старшее.

- У меня похожее впечатление. Слушая рассказы отца о той среде, в которой он существовал, и сравнивая с тем, что вижу я сам - я в своей среде такого не очень вижу. Так что у меня тоже ощущение, что пили больше.

- Здесь особенно важно вот эта локальная разница, но в целом ощущение, что пить стали меньше. И курить тоже.

- Хорошо. Теперь поговорим про медицину.

- Медицина это такое дело... У меня родители оба врачи. Один военный, другой гражданский. Ну, военный, он врач условно - в том смысле, что пока он служил, он не занимался непосредственно лечением. Больше организацией. То есть, это начмед гарнизона, такие административные больше функции. В результате у меня с медициной достаточно сложные отношения в силу близости к ней. Всерьёз с медициной мне пришлось столкнуться только в двухтысячные, когда пришлось заниматься болезнями родителей. И я могу сказать, что наличие платной медицины меня очень сильно выручило в этой ситуации. Дёшево, надёжно, эффективно и удобно. Именно платная медицина двухтысячных. Очень много было сделано. Когда приходилось обращаться в бесплатную клинику, я всячески старался от этого увильнуть. Они иногда хотели, но я старался их затащить в платную.

- А если речь о Союзе?

- Мне очень мало приходилось... В Союзе я ни разу не попадал в больницу. За исключением четвёртого класса. Единственный мой опыт пребывания в больнице это в четвёртом классе. Причём в больнице, где работала мамина подруга. Никогда не обращался с серьёзными заболеваниями. А когда приходилось на работе обращаться ко врачам, это было в ведомственной поликлинике.
Это было проще. И качество там получше. Так что про медицину я по своим ощущениям ничего умного сказать не смогу.

- Я тоже общаюсь с медициной очень мало. Но я живу обычной жизнью. У меня есть родственники, коллеги, друзья. У меня складывается некое общее представление о том, что такое медицина в данный момент, хотя лично я с ней не особо сталкивался. И у меня оно примерно такое. С чем-то совсем лёгким, типа простуды, ты поднамаешься, но сможешь получить бесплатно. Хотя там и лечить особо не надо, только больничный получить. С чем-то средним, уровня аппендицита, катаракты, ты тоже помощь бесплатно получишь и всё будет нормально. С чем-то сложным - там уже и деньги, и всё очень трудно и сложно, и как повезёт. Вот, у меня ощущения такие.

- Ничего не могу. Я в Советском Союзе с медициной почти не сталкивался. Я даже больничный когда получал, это в ведомственной было. А сейчас, когда я с родителями этим занимался, деньги были на мой взгляд вполне подъёмные. Другое дело, что какие-то совсем серьёзные случаи, которые уже необратимые - ну, они и есть необратимые. А та же катаракта, тут опять начинаются личные особенности, потому что отец военный, ему это делали в военном госпитале. Кстати, сделали хорошо, но со швами там были определённые проблемы.

- Хорошо. Будем считать, что медицину проехали. Что осталось? Образование.

- Образование, я считаю, было прекрасным. Вот на что мне грех жаловаться, это на образование. Я понимаю, что возможно мне в этом смысле повезло. Кроме того, что мне повезло со школой, наш класс хоть и ругали, сравнивая с соседним - у нас два класса в параллели было - но потом мне учителя говорили, что ваш класс уникальным был для школы и мы всегда боялись к вам идти. Была такая особенность, у нас в классе было очень много сильных мальчиков,хотя обычно расклад другой. Несколько девочек хороших - зубрилки, один мальчик и остальные середнячки. А у нас расклад был другой - мальчишки очень продвинутые, одна-две девчонки такие... В общем, был необычный расклад. Это всё очень помогло и мы встречаемся до сих пор классом.

- Кстати, как оно всё в итоге у людей?

- Да по-разному. Но в принципе ничего плохого. У кого-то и не очень, но в целом нормально.

- А многие из класса сейчас в эмиграции?

- Из класса нет. Из Астраханского класса практически никого. Вот, я не знаю никого. А, нет! Как же, никого. Моя одноклассница, с которой мы вместе сидели со второго класса. Может я так, сходу... Поскольку мы всё время с ней общаемся...

- Уже как одноклассница не воспринимается?

- Нет, я не воспринимаю, что она в эмиграции. И ещё минимум один, вылетело из головы, поскольку редко общаемся. Двое у нас за рубежом.

- Хорошо. В общем, немного. Тогда... Вот, снова не удаётся избежать сравнений, потому что нет образования вообще, нет абсолютной шкалы. Если говорить о качестве, доступности, бесплатности... И давай наверное всё-таки о высшем образовании. Школьное есть, оно бесплатное и всеобщее. Высшее образование.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments