Больдог (boldogg) wrote,
Больдог
boldogg

Рассказ

Рассказ не мой. Он написан Князем довольно давно и довольно давно же был потерян. Но вот сейчас неожиданно нашёлся, и с позволения автора я его тут размещаю.




Две руки Владыки.
Больдогу посвящается.

…Воистину, правая рука не знает, что делает левая.

Стлались по волнам ветра ветви ив у воды, вихрем неслись оборванные листья. Прилипая к речной зыби, они неслись к берегу и трогали серебристыми боками черные, блестящие от воды сапоги сидящего на берегу.
Ему нравилось это место. Здесь часто резвился ветер, подхватывая и унося все, что было ему по силам, вступая в схватку с самой рекой, напевая гостю свои песни. Даалан бережно запоминал их и перепевал после, сплетая мелодии ветра и свою извечную, но всегда разную песнь восхищения Учителем, вольным, гордым, но бесконечно терпеливым. Ведь Он, как ветер, дерзнул в праведном гневе Своем восстать против могучих Стихий. Всем эллери ахэ нравились песни Даалана, и даже Учитель удостаивал их своей похвалы.
И сегодня Даалан тронется в путь, и придет с этими песнями ко всем, кто пожелает их слушать. И этим, наверное, поможет Учителю больше, чем умелый боец. Раз слуги извечных гонителей Учителя снова хотят крови и войны, то он обязан – хотя бы попытаться - помочь Ему.
- Я расскажу правду, всю правду! - прошептал он себе. - Я вложу в сердца хотя бы немногих то, что открыл нам Он! И они поймут, обязательно!
- Разве мир и жизнь хуже, чем смерть и кровь? - закричал он ветру.

***
Крупный, гораздо больше обыкновенного, кряжистый орк спрыгнул с коня совсем недалеко от берега, на берегу маленького ручья, где ивы надежно скрывали его от глаз Даалана, присел и начал умываться холодной светлой водой. Руки в прозрачном ручье неуловимо изменялись, светлела кожа, еще недавно грубая и грязная, удлинялись пальцы. Глухой черный плащ лег иными складками, словно носящий его стал выше и намного стройнее. Высокий вороной жеребец не испугался перемен в хозяине, продолжая спокойно щипать траву.

***
- Здесь прошел один из прихвостней Моринготто! Что он делал здесь? Он что-то говорил вам, смертные? - на бледном лице черноволосого эльфа, нолдо по виду, легко угадывалась гримаса презрения.
Седой, но еще не согнутый годами человек степенно вышел навстречу спесивому всаднику. Ох, удалец бессмертный, мог бы и повежливее...
- Если ты устал, спешься, эльф, прими наше гостеприимство и скромное угощение.
- Для вас я - «господин», грязные твари, и ваших вшей оставьте при себе! Всадник легко спрыгнул с коня. - Так что здесь делал вражий смутьян? Рассказывал вам, какой Моргот хороший?
Народа понемногу прибавлялось. Мужчины, работавшие на улице, бросили свои дела и подошли ближе, за ними потянулись и их хозяйки. Эльфы редко заходили сюда, и были почти в диковинку - а недавно приходивший эльф в черном пел дивно и был прекрасен, так что новый гость был в радость. Но, услышав его речи, люди настораживались, приветливость на лицах исчезала, сменяясь настороженностью.
- Не знаю про Моргота... господин, но вещи он говорил верные, и спеси у него куда как поменьше было.
- Не тебе об этом рассуждать, недоумок! Куда он пошел?
- Если б ты подобру спросил, я бы ответил. Но ты ни ему добра не желаешь, ни нам. А раз так - нет! Незачем тебе это знать. Правду певец говорил, люди!
- Грязный смертный! Я отучу тебя слушать Врага!
Неуловимо взвился светлый клинок и, описав два сверкающих круга, вернулся. Два клочка плоти упали в пыль, капли крови свернулись шариками. Староста взвыл, зажимая ладонями остатки ушей, между пальцами лилась кровь, пропитывая ворот и рукава рубахи.
Люди ахнули и подались назад. Двое молодых мужчин, пришедших с сеновала, не выпустив из рук вил, бросились на нарядного эльфа... и упали, словно подломившись. Эльф брезгливо вытер об одного из них клинок и взвился в седло.
- Смертные! Если вы еще посмеете слушать Врага - мы выжжем ваше гнездо дотла, запомните это навсегда! Бойтесь гнева нолдор, никчемные твари!

И в два счета длинноногий вороной вынес седока за околицу села, оставив позади испуганных и озлобленных людей. Оглянувшись, всадник придержал коня и неторопливо, шагом поехал дальше – следуя точь-в-точь по следам прошедшего недавно менестреля из эллери ахэ. Ехать ему предстояло еще долго.

Он открыт! Он чист перед всеми, и не солжет даже ради спасения жизни!
Даалан не смог понять взгляда обогнавшего его на черном коне всадника - то ли насмешка, то ли жалость.
Tags: Книги, Толкин, ЧКА
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

Recent Posts from This Journal