Больдог (boldogg) wrote,
Больдог
boldogg

Category:

Рассказ задержанного на митинге

Ещё один перепост.
(Что-то я с ними зачастил. Но попадаются интересные тексты - та что чего бы и не. Опять же - мой ЖЖ, что хочу, то и пощу.)

Это рассказ одного из участников митингов о том, как его задержали и как судили.
Я вообще люблю истории, которые люди рассказывают про себя, про то, что было лично с ними. А тут ещё рассказывает человек довольно спокойно и с массой интересных подробностей. Кстати, кто на митинги ходит может быть будет и практически полезно - там кое-какие детали того, кто какие решения принимает, какие заготовки своего рода есть у судей на какие случаи.

"ПРО ЗАДЕРЖАНИЕ И СУД
Как правило, в протоколах об административных правонарушениях в связи с митингами пишут ложь.
У меня, например, в протоколе написано, что я митинговал в 17:30 по адресу Новая Басманная, 2. На самом деле меня взяли в 17:15 примерно в шестистах-семистах метрах от этого дома.
В протоколе написано, что я игнорировал разъяснения сотрудников полиции и не реагировал на неоднократные требования прекратить противоправные действия. На самом деле никаких разъяснений и требований я не получал, просто ко мне сзади подошел омоновец, схватил за руку и молча потащил в автозак.

В протоколе написано, что посредством громкоговорителей осуществлялось информирование о незаконности мероприятия на Новой Басманной. Я слышал эти громкоговорители у Трех вокзалов. Понятия не имею, были ли они на Новой Басманной. Точно знаю, что их не было в Басманном переулке, где меня взяли.
Ни в полиции, ни в суде никто не пытался разобраться, правда ли написана в протоколе. Выясняли только одну деталь - буду ли я энергично отрицать, что вообще участвовал хоть в каком-либо мероприятии в этот день, что выходил куда-то, придавая своему выходу общественно-политический смысл. Неважно, где и когда я был.
Мне судья Шелкошвейн прямо так и сказала: "Единственное, что имеет значение, это ходили ли вы на митинг". И в постановлении написала: "Правовое значение имеет лишь факт его участия в любой форме в подобном мероприятии".
Не знаю, что бывает с людьми, которые до такой степени энергично отрицают свое участие в митинге, что готовы осуждать митингующих, хвалить Путина и т.п. Знаю, что у судей есть заготовка на случай, если им покажется, что задержанный отрицает участие в митинге, но не энергично. В этом случае они спрашивают был ли задержанный ранее знаком с теми, кто его задержал и отправил в суд. И если нет, судья торжественно заявляет: "Значит, у них не могло быть причины вас оговорить!". И дальше все равно признают вину.
Меня судья попросила подробно описать, что я делал с 14:00 до 19:40 и конкретно сказать, участвовал ли в это время в каких-то мероприятиях. Я ответил, что с 14:00 до 17:00 участвовал, тут она перебила и дальше уже не уточняла. Но до этого момента, она, кажется, считала меня "не энергичным отрицателем", и поэтому разыграла заготовку насчет знакомства с полицейскими и отсутствия у них мотивов для оговора.
В сущности, в делах по административной статье 20.2, которая про митинги, решающую роль играют три человека. Первый человек пишет рапорт о якобы совершенном вами правонарушении. Где, когда и кем пишутся эти рапорта на самом деле, я не знаю. Но они для всех задержанных пишутся как под копирку и часто содержат множество ложных деталей. Правдив там лишь факт участия задержанного "в любой форме в подобном мероприятии", и то не всегда. Иногда еще место событий совпадает с реальным. Время уже почти никогда. В моем случае рапорт подписал "Командир отделения 1 ОВ (ОМ) ОР (ОМ) Росгвардии по г. Москве лейтенант В. А. Шутылев".
Я видел этот рапорт своими глазами, когда знакомился с делом; записал его имя, звание и должность оттуда. Думаю, что ОВ значит "особый взвод", ОР - "особая рота", а ОМ - "отряд мобильный". Неплохо было бы выяснить всю цепочку начальников между командиром отделения и Путиным, но, оказывается, численность и структура войск ОМОН с 2016 года засекречены. На официальном сайте московской Росгвардии названы только ее начальник (генерал Воробьев) и пять его замов. Поскольку "Инсайдер" уже написал про имущество этого Воробьева и его семьи, думаю, что впредь и этих начальников станут секретить.
Второй важный человек при фабрикации административного дела - это сотрудник ОВД, который решает, отпустить задержанных без протокола или же составить протокол и передать дело в суд. В моем случае это майор полиции Сараев Николай Владимирович, зам. нач. полиции по районам Силино и Старое Крюково. Он написал определение о передаче материалов дела по подведомственности и в этом определении "установил, рассмотрев материалы", что я нарушил ч. 5. ст. 20.2. Этот документ - определение о передаче дела в суд - тоже есть в самом деле, и с ним (в норме) можно и нужно ознакомиться перед разбирательством в суде.
Третий важный человек - судья. В моем случае - судья-криминалист Зеленоградского районного суда по Москве Елена Викторовна Шелкошвейн.
Я должен сказать, что все трое, хотя и до конца сыграли свои роли в фабрикации дел против кучи невинных людей, сверх этой меры зла старались не причинять. Омоновцы нас не били, не запугивали, не трамбовали в автозак 30 человек (а только 23, и одного даже выпустили, когда мы хором стали кричать, что он тут случайный). Когда доехали до ОВД сразу всех вывели из автозака, а не держали в нем 10 часов, как некоторых.
Полиция тоже никого не била, общалась вежливо, все требуемые документы выдавала, ксерокс у них при этом не ломался. Хотели взять у меня отпечатки пальцев, но я твердо сказал "нет", и они отступили. Отпустили меня не через 3 часа после задержания, а через 5, но они, похоже, действительно старались побыстрее оформить все необходимые бумаги. В суде дали спокойно ознакомиться с делом, приняли и приобщили к делу все ходатайства и заявления, моментально и по своей инициативе выдали копию постановления. Поскольку мое ходатайство о вызове свидетелей отклонили, я потребовал об этом отдельное определение суда, мне его дали, и с заверенной копией. Таким образом, я вышел из их рук живой и здоровый, да еще с набором документов, который позволит доказать в будущем мою правоту. Если захочу получить политическое убежище, этих документов тоже, наверное, хватит.
Поэтому, думается, в моем случае претензии должны быть направлены не столько на тройку прямых исполнителей, сколько на их непосредственное руководство. Для судьи и майора полиции восходящая к Путину вертикаль начальников, кажется, довольно прозрачна. Для омоновского лейтенанта - нет, там сложнее. Но во всем можно со временем разобраться.
Я думаю, что каждый, кто был подвергнут несправедливому суду, должен стать немножко графом Монте-Кристо. А сам роман об этом графе - включен в Федеральный список экстремистских материалов."

Оригинал тут: https://www.minds.com/newsfeed/1204071542252388352
Tags: Митинги, Политика, Протесты и реакция на них
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 558 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →